updated 10:47 PM EEST, Aug 31, 2015
A+ A A-

О чем кричат солдаты

Игорь, боец Национальной Гвардии Украины рассказывает о том, что сейчас происходит в зоне АТО и за ее пределами. Проблемы, которые он поднимает, нужно решать уже сегодня. Иначе в зоне АТО скоро окажется Киев.

Техника для Национальной Гвардии

Вы, наверное, смотрели это видео:

Яценюк приехал в Новые Петривци, посмотрел на технику и снаряжение, которое Аваков закупил для Национальной Гвардии. Очень воодушевляет. А я расскажу вам, что было дальше.

В ночь после визита премьер-министра прибыла наша бригада из Львова. Мы заехали на главную базу Гвардии по дороге в зону АТО, чтобы получить эту самую технику. Прибыли мы поздно ночью и тут оказалось, что нас никто не ждал.

 

Добирались мы на автобусах, очень медленно. Прибываем в Новые Петривци, а там нас не ждут. Где ночевать? Вот – идите в палатки. Потом ждали, пока нам дадут хотя бы матрасы. Потом их разгружали. В палатках холодно, все-таки первое октября на дворе. Есть буржуйки, но нет дров. Ходим по базе, ищем дрова. И все в таком духе. Мы оказались никому не нужны в Новых Петривцах, там министров любят встречать. Никто нас не ждал, никто не стремился помочь.

CameraZOOM-20140916095613614

 Это я на полигоне 

Кому нужна эта война

Потом, уже в зоне АТО, мы спали на голой земле под открытым небом и это было нормально. Все-таки фронт, война, передовая. Никто особо не жаловался. Но Новые Петривци – это главная база Нацгвардии. Это рядом с Киевом. Тут нет войны, нет «Градов» и сепаров, которые могут обстрелять тебя ночью.

Проблема не в том, что мы замерзли, и не в том, что голодали. Проблема в безразличии командования. Мы просто не нужны генералам и офицерам. В казарме было около 50 пустых коек. Там тепло и мухи не кусают. Там спали солдаты-срочники, которые постоянно несут службу в Новых Петривцях. Можно было положить хоть часть наших. Можно было подготовить те же матрасы, дрова. Ведь тут нет войны, тут идет мирная жизнь, рядом находится столица.

Технику мы получили и отправились на фронт. Среди нас есть много добровольцев, да и в целом настроение части очень боевое. Но весь патриотический пыл начал угасать. Если нашему командованию совершенно без разницы, что происходит с солдатами, то почему мы должны отдавать свои жизни? Дальше – хуже.

Дороги войны

Создается впечатление, что кто-то там в штабе стремится сжечь как можно больше бензина. Части перебрасывают с места на место без каких-либо видимых причин. Тот, кто в руководстве АТО двигает по картам флажки с номерами частей, даже близко не владеет оперативной обстановкой на фронте.

bc31a20e1e778cbe38f319f450fb814b

Мы заняли позицию в районе Дебальцевского выступа. Окопы и блиндажи тут уже были, но мы не переставали копать. На войне много окопов не бывает, чем больше ты вгрызаешься в землю, тем больше у тебя шансов выжить.

Постоянные обстрелы из артиллерии, Градов и минометов. Слышишь «Воздух!», бьешь рекорды по бегу на короткие дистанции и прыгаешь в окоп. Потом смотришь, куда полетело. Вроде бы не по нам. Кто стреляет? Наши или сепраы? Ага, вроде наши, можно немного расслабиться. Когда слышишь звуки стрельбы, сразу и не определишь, куда оно летит. Сепары бьют больше по Дебальцево, наши им отвечают.

1223

Артиллерия

Разведка дала информацию – на том терриконе находится около 300 сепаров. Координаты точные, на любой карте этот террикон виден. Стреляет наша артиллерия – мимо. Совсем мимо, где-то на километр. Населенных пунктов там нет, потому стреляют мощно.

За первым обстрелом идет второй – и опять мимо, на этот раз недолет. Я служил в артиллерии, имеют специальность «артиллерийский вычислитель». Так промахнуться невозможно. Разведка дает информацию, вычислитель рассчитывает координаты и дает их командиру батареи. Тот проверяет все расчеты и только потом дает «добро». Если рядом есть командир дивизиона или начальник штаба, они тоже проверяют.

Стреляли не по полю или лесу, а по высотке, ошибиться невозможно. Активных боевых действий нет, торопиться не нужно, разведка работает. Есть корректировщики, все есть. Промахнуться просто невозможно, но промахиваются.

0b8f330e4110a8611c53fba659b18514.i900x606x582

Я вижу только две возможные причины. Первая – это предательство на самом высоком уровне. Просто не хотели попадать по сепарам, специально стреляли по пустому полю. Вторая – крайняя халатность. Вычислитель ошибся, офицер не проверил. Командиру было все равно, попадут или нет. Сказали стрелять, он и стреляет. Что, промахнулись? Ну, стреляем еще, поменяйте координаты.

Это – мое мнение. Все мои сослуживцы склоняются к версии с предательством. Дошло до того, что командир роты «чистит» зеленку своими силами – говорит, артиллерии мне не надо, лучше я сам сепаров оттуда выбью.

Перебазирование

Простояв несколько дней на этом месте, отразив атаки сепров и захватив одного из их командиров, мы получаем команду «Час на сборы!». Нас меняет армейская часть. Зачем? Потому, что Нацгвардия должна решать задачи в тылу? Разве мы плохо воевали?

Но это еще ничего. Почему на сборы только час? Нам ведь нужно передать позицию. Нужно рассказать, где стоят растяжки, где – фугасы. Откуда можно ждать угрозу, где брать дрова и воду, как лучше организовать связь… Много нужно рассказать и показать, но нет, пакуем вещи и уезжаем.

94133

Нас перевозят в другой город и селят в спортзале. На полу, без ничего. Целый день нас не кормят – кто из генералов думает про кухню? У них – стратегия. Мы приезжаем в освобожденный город, тут уже вовсю идет мирная жизнь, люди ходят по улицам, работают магазины и школы. А мы сидим без еды и спим на голом полу. Неужели, нельзя было перебазироваться без спешки – там спокойно передать позиции, а тут – хотя бы привезти еду. Это – тыл. Сюда не нужно прорываться под обстрелами или сбрасывать продукты с самолета.

Патриотизм

Я готов воевать и готов умереть. Я третий раз попал в армию, к бардаку привык. Но даже в мирное время я не видел такого безразличия. Похоже, война никому кроме нас не нужна. Генералы не имеют ни малейшего представления о том, кем они командуют. По всему видно, что о боеспособности части они судят по каким-то бумагам, которые сами и написали. Про обстановку на фронте я молчу, похоже, они узнают ее из выпусков новостей и сводок РНБО.

Загрузка...
(function(){ var D=new Date(),d=document,b='body',ce='createElement',ac='appendChild',st='style',ds='display',n='none',gi='getElementById'; var i=d[ce]('iframe');i[st][ds]=n;d[gi]("MarketGidScriptRootC568139")[ac](i);try{var iw=i.contentWindow.document;iw.open();iw.writeln("");iw.close();var c=iw[b];} catch(e){var iw=d;var c=d[gi]("MarketGidScriptRootC568139");}var dv=iw[ce]('div');dv.id="MG_ID";dv[st][ds]=n;dv.innerHTML=568139;c[ac](dv); var s=iw[ce]('script');s.async='async';s.defer='defer';s.charset='utf-8';s.src="http://jsc.marketgid.com/g/a/garmata.org.568139.js?t="+D.getYear()+D.getMonth()+D.getDate()+D.getHours();c[ac](s);})();

Офицеры среднего звена – это аморфная масса, сидящая в тылу. Они бездумно выполняют приказы сверху, даже если знают, насколько такие приказы безумны. Их можно заменить хорошими рациями – передали из Киева команду, мы выполнили. Зачем все эти полковники и майоры?

Есть только офицер, который непосредственно нами командует. Один. Он живет с нами, на него сыплются все ругательства и все недовольство. Половина солдат – старше его по возрасту. Ничего сделать он не может.

У всех складывается такое впечатление, что мы никому не нужны. Вот, например, служит у нас бизнесмен из Киева. У него – шесть маленьких магазинов, он легко мог откупиться от армии, тем более, что ему уже за 50. Но он пошел, теперь жалеет. И это – в Нацгвардии. В армии все намного хуже.

То, что я написал – это крик души. Я буду выполнять эти приказы, будут отвоевывать эту землю. Но я просто не понимаю, для кого я это делаю.