Мариуполь сегодня – взгляд изнутри

Сегодня я вернулся из месячной командировке, которую провел в Мариуполе. Во время подготовки к поездке я внимательно изучил прессу, но на месте я встретил совсем не то, что ожидал.

Как попасть в Мариуполь

Всем известно, что в Мариуполь ходят поезда. Город находится под контролем украинской армии, в этом нет ничего удивительного. Но каждый поезд, вне зависимости от того, идет он из Киева или Львова, перед тем, как попасть в Мариуполь, проезжает около 50 километров по фронтовой территории.

Большинство пассажиров не желает проверять, кто там контролирует Андреевку или можно ли из миномета попасть в поезд. Поэтому предпочитают добираться в город другим транспортом.

На Донбасс, как в Швейцарию

Поэтому солдаты, представители других силовых служб и прочие командировочные едут через Днепропетровск. Там садятся на автобус, который уже и доставляет их к «городу у моря».

Если поехать из Киева в Берн или даже в Лиссабон на автомобиле, то нужно пройти где-то 3-4 таможни. В худшем случае. А если поехать из Киева в Мариуполь, то нужно пройти 8 проверок на блокпостах. В лучшем случае.

Но такое сравнение – не самое подходящее. Проблема в том, что наши блокпосты только нервы портят. Ну, документы проверили, ну на вещи взглянули. И все. Вези, хоть тонну тротила, хоть десять автоматов – проблем не будет.

Гвардейцы и солдаты, стоящие на блокпостах, просто не знают, что и как им искать и что делать с подозрительными личностями. Им сказали – досматривайте и проверяйте, но не объяснили, зачем это делать.

У сепаров все понятно – поймал «укра», отправил в подвал, даже если и ошибся – ничего страшного. От командира – премия, от хозяина подвала – благодарность.

А у нас? Ну, словил сепара, что дальше? Нужно еще доказать, что он – боевик, а не «беженец». И куда его потом?

Новости Мариуполя – всегда плохие

Прибыв в Мариуполь, никакой войны не замечаешь. Где-то вдали могут слышаться глухие звуки разрывов, но люди ходят по улицам, транспорт ездит, магазины работают.

Сам город живет полноценной жизнью, но постоянно ждет плохих новостей. У большинства жителей уже подготовлен «тревожный» чемодан, чтобы сразу сбежать, как только начнется российское наступление. Нет, не потому, что они хотят жить в Украине. Они хотят переждать боевые действия, а потом вернуться в город, чтобы заняться прежним делом, но уже под новыми флагами. Это большинство.

Поэтому все новости горожане видят через призму наступления. Рубль упал по отношению к доллару? Ну все, теперь путин точно ударит по широкому фронту. Депутаты Украины подписали коалицию? Пора путину нападать… Как-то так.

Кого поддерживает Мариуполь

Я побывал во всех освобожденных крупных городах Донбасса, прожил месяц в Мариуполе. И вывел четкую формулу.

Население поддерживать того, кого больше боится.

Это – аксиома. А боятся люди только добровольческие батальоны и сепаров. Все, третьего не дано. От сепаров можно отхватить очень больно только за то, что вспомнил Украину, добровольческие батальоны могут провести воспитательную работу за обратное. Армия – не в счет, разве какой командир настырный попадется. Там люди подневольные, должны выполнять приказы, при них можно даже путина хвалить и не побьют.

Нет, конечно, у каждого человека есть свое мнение, если провести анонимный соцопрос то можно даже какие-то проценты вывести. Важно выражение своей поддержки. Открытое признание своей приверженности к одной из сторон. Потому люди выражают поддержку той стороне, которую боятся.

В Мариуполе стоит полк Азов, поэтому всюду видено сине-желтые флаги, находятся желающие помочь в строительстве укреплений, проводятся проукраинские митинги. И так – по всему Донбассу. Пришел в Славянск Стрелков – и там все за ДНР. Ушли сепары, появился Киев-1 и Киев-2 и вы сами видите – город стал полностью украинским. А кто и что там шепчется на кухне за стаканом с соседом – никого не волнует. Подпольщиков и партизан тут нет, иногда лишь диверсанты попадаются.

Но большинство людей – это аморфная масса, для них война идет между пенсионными фондами, а не между армиями. Они поддерживают сепаратизм, но не саму РФ, а ее федеральный бюджет и пенсионный фонд. Ведь жизнь в Украине и России, по их мнению, отличается только размером зарплаты. Потому они хотят в РФ, но только чтобы ничего делать не нужно было. Вот, мы уедем на неделю, пусть российские войска захватят город, а потом мы вернемся в свой цех/кабинет/школу/офис и продолжим работать. Только зарплата будет выше. Но никто из них и пальцем не готов пошевелить, чтобы помочь этому «присоединению». Как блохи на собаке.

Таксисты-сепаратисты

Но есть одна категория населения, которая всей душой и сердцем за ДНР/ЛНР. Хотите получить скидку на такси в Донбассе? Тогда намекните водителю, что вы – сепар. Открыто говорить не надо, только намек.

И в этом нет ничего удивительного. Во время войны их бизнес расцвел. Конечно, сепары могут проехать забесплатно или вообще машину отжать. Но это – редкость. А так – «Туда я меньше чем за 400 гривен не поеду, там стреляют». «Вы беженцы? С вещами и детьми? Тогда 1000 гривен, никто вас дешевле не повезет». Суть вы поняли.

ОБСЕ в Мариуполе

Инспекторы ОБСЕ – это, в основном, военные пенсионеры. Уходит где-то в Голландии, Великобритании или еще где майор в отставку, лет в 45-50. Сил еще много, пенсия большая, но дома сидеть скучно. А тут – ОБСЕ.

Гостиница “Reikartz” считается в Мариуполе самой лучшей. Находится в самом центре, номера – от 750 до 1250 грн. Чисто, красиво, есть ресторан, интернет и все остальное. Вот именно в этой гостинице и работают ВСЕ миссии ОБСЕ. Не выходя на улицу. Около двух десятков новеньких внедорожников врастают в землю – только две-три машины изредка выезжают.

Инспектор ОБСЕ обязан хорошо изъясняться на английском, немецкий – приветствуется, русский – не обязательно. А если инспектор не владеет русским или украинским – ему полагается переводчица. Ее нужно нанять на месте.

Вот эти инспектора и нанимают себе в Мариуполе переводчиц – молодая, красивая, хорошо владеет языком, без комплексов. Дни и ночи представители ОБСЕ постигают со своими переводчицами тонкости языка в номерах, выходя лишь в ресторан за едой и бутылкой. Видимо, еще и традиции местные, в плане употребления алкоголя, изучают.

Им совершенно все равно, что там происходит на войне, кто обстреливает города, где рвутся снаряды и убивают людей. Их и в “Рейнкартце” неплохо кормят, зачем выходить на холодную улицу, да еще и подвергать жизнь опасности – мины и снаряды в удостоверение не смотрят.

Есть лишь несколько, двое, может быть, трое человек из всей миссии, всегда готовые выехать на место обстрела. Они – из РФ. Приезжают на наш блокпост и строят из себя иностранцев – на английском языке убеждают наших солдат, что это они сами себя обстреляли.

Похожие статьи